Пресс-центр
 

01.03.2017 - Увольнение топов

1.Как обычно договариваются акционеры крупных компаний с новым СЕО компании о сроках, причинах и поводах увольнения?

Принимая на работу первое наемное лицо, акционеры проговаривают с ним цели, сроки и бонусы. В большинстве случаев заключается контракт, оговаривающий все возможные моменты, включая условия увольнения и среди них – пресловутый «золотой парашют». Если контракт составлен небрежно или допускает разночтения, то могут возникнуть неприятные ситуации, иногда доходящие до суда.

Но все вышесказанное относится к полностью самостоятельным коммерческим структурам, которые не связаны с государством. Если же какая-то связь – тесная или даже не очень – имеется, то при кадровых назначениях «наверху» обычно присутствуют политические соображения. Могут, к примеру, продвинуть на первую должность не наиболее эффективного управленца, а своего надежного человека, выступающего в роли «смотрящего». Бывает, правда, и такой вариант, когда «первым» все-таки назначается профессионально компетентный руководитель, а «смотрящего» к нему приставляют в должности заместителя.

2. Что заметно особо в этих громких увольнениях 2016 года?

В подавляющем большинстве их объединяет одно – отсутствие денег. То есть катастрофическая нехватка финансов, как в частном секторе, так и в государственном. Если раньше владельцы бизнесов, включая самого крупного владельца – государство, могли себе позволить сквозь пальцы смотреть на недостаточно эффективных, но при этом высокооплачиваемых топ менеджеров, а порой и создавали под них заведомо нерентабельные «синекуры», то теперь счастливые годы обильных денежных потоков закончились, наступило время «подсчета копеек» и сбора остатков по сусекам. Несет ли лично CEO ответственность за слабые показатели бизнеса и отсутствие денег или нет – не важно. Иногда полностью ликвидируют оказавшуюся убыточной структуру, которую топ возглавлял. Иногда топу - управленцу сначала по-хорошему предлагают уйти либо умерить свои финансовые амбиции. Если не соглашается, встает в позу, то под него начинают копать и в конечном итоге увольняют со скандалом, а то и с уголовным делом – на любого управленца с широкими полномочиями, управляющего серьезными финансовыми потоками, всегда можно найти какой-нибудь «компромат». Могу с уверенностью сказать, что порой подпадают под такую суровую расправу не только «синекурщики» или воры-коррупционеры, но и люди, зарекомендовавшие себя за годы карьеры эффективными, честными управленцами.

Отметим еще одну особенность 2016 года. В связи с санкциями многие компании столкнулись с проблемой импортозамещения. Это повлекло за собой довольно серьезный передел рынка: предприятия были вынуждены закрывать целые направления, менять качество конечного продукта, и все это в условиях сжимающегося спроса со стороны массового потребителя. Как результат, возрос спрос на управленцев, способных «свернуть горы». В отношении таких «героев» появились завышенные ожидания, а когда на что-то сильно надеешься и твои надежды не сбываются, то и реакция на неудачу бывает несоразмерно жесткой и не всегда оправданной.

3 Как Вы изучаете опыт работы такого уволенного громко СЕО перед тем как предлагать его на типовую позицию своим заказчикам?(на что особо обращаете внимание, ка к изучаете отзывы о нем , чьи особенно ..)

Уже внимательный анализ резюме предоставляет массу информации о человеке, о его деловых и личных качествах. Ознакомившись с резюме, собираем из открытых источников первичную информацию о кандидате и его предыдущих местах работы – таким образом, тоже можно узнать много полезного. Затем обязательно проводим личную встречу продолжительностью часа на полтора, желательно в непринужденной обстановке совместной еды/кофепития. Задаем вопросы, которые либо подтверждают, либо ставят под сомнение то, что человек пишет о себе в резюме. Наконец – самое главное: аккуратно наводим справки у лиц, знавших нашего объекта по предыдущим работам. В результате получается довольно полный потрет, как правило, достаточный для того, чтобы принять решение о рекомендации кандидата нашему клиенту (или наоборот).

Вот свежий пример, правда, не о «громком», а скорее о «тихом» увольнении. Уважаемый нами человек, крупный политический деятель, рекомендует недавно «освободившегося» из известной госкорпорации топа. Говорит, что лично на него тот произвел благоприятное впечатление в ходе обсуждения перспектив совместной работы над проектами. Причина ухода из госкорпорации – несогласие с политикой нового «куратора», одного из зампредов корпорации. Ну что ж, такое бывает. На личной встрече тоже все нормально: человек приятный, все излагает правильно (может, даже слишком правильно). Однако справки с предыдущего места работы, в ведущем инвестбанке, дают резко отрицательный результат, суть которого в том, что наш кандидат, по сути, «гладкий болтун», а вовсе не человек дела – за что и был в свое время «по-тихому» уволен из банка. На всякий случай мы поостереглись представлять этого топа нашим клиентам.

4 Какой процент таких уволенных топов вновь взлетает в карьере?

Трудно сказать точно, но, думается, значительный процент успешно трудоустраивается на новые должности через свои связи. Ведь далеко не все работодатели так тщательно проверяют кандидатов, как мы, консультанты Executive Search. Уверен, что и вышеупомянутому топу в конце концов удалось найти «хлебную» должность. К величайшему сожалению, по рынку сейчас кочует масса лже-топов, основное достоинство которых – хорошо подвешенный язык и умение выгодно себя продать новому работодателю.

5 Сегодня в России есть ли спрос на управляющих больших компаний?

Он был всегда и, безусловно, особенно актуален сейчас, в период, когда требуются опытные капитаны, способные управлять бизнесом в условиях кризисной непогоды. Точно знаю, что высокоэффективные управленцы высшего звена есть, хотя их меньше, чем требуется для нашей экономики. Вся проблема в том, как их выявить среди тех многочисленных людей, которые называют себя «топ менеджерами».

6 Ожидаете ли Вы громкие увольнения СЕО в России в 2017 году ? Причины ? Отрасли ? ...

Вне всякого сомнения, они будут, по тем же причинам, о которых говорилось выше. Что касается госсектора, то логично ожидать продолжения череды громких увольнений в связи с обвинениями в коррупции и завышением «начальственных» зарплат (Евгений Удод из «Русгидро» или Дмитрий Страшнов из «Почты России»). Возможны также жесткие разборки, вызванные переделом сфер влияния, наподобие поглощения «Роснефтью» «Башнефти» в конце прошлого года. (Напомним, что тогда новый владелец в одночасье отстранил от руководства поглощенной компанией управленческую команду во главе с Александром Корсиком, известную своей высокой эффективностью).

Топ- отставки в частном секторе также возможны, они, собственно, никогда и не прекращаются. Однако слышим мы о них гораздо меньше: если нет прямой связи с государством (госзаказ, например, или подкуп госчиновников), владельцы коммерческих структур предпочитают решать вопросы смены высшего руководства «по-тихому», не привлекая широкого внимания к своим внутренним проблемам.

Ирина Щавинская

Директор проектов CONSORT Group